Зелье для киевской колдуньи

У меня, как у одесситки, никогда не возникало сомнений в том, какие женщины в нашей стране самые прекрасные. Конечно же, одесситки! Южный темперамент и северная рассудительность, восточная щедрость и западная хватка, невероятная смесь кровей, красота, обласканная морским ветерком и солёными брызгами, — это всё собирательный портрет моих очаровательных землячек. Но время от времени я ловила себя на мысли, что для завершённого образа мне чего-то в одесситках не хватает…

Чего именно, я поняла, только когда переехала в Киев. Мне был интересен новый город, новые люди, новые впечатления. Но больше всего меня интересовали киевлянки, ведь и для них в том числе я колдовала над формулами ароматов, соединяя волшебные ингредиенты, чтобы получить настоящее дурманящее зелье. И когда я мысленно произнесла слова «колдовала» и «зелье», я осознала, чем отличаются киевлянки от других моих соотечественниц.

Ведьмачество — так я назвала ту неуловимую тёмную искру, которую видела почти в каждой киевлянке — от пятилетней девочки до глубокой старухи. Вот за соседним столиком в кафе сидит молодая женщина и задумчиво смотрит в окно. Сигнал телефона возвещает о новом сообщении. Она радостно улыбается, её глаза наполняются узнаваемым счастливым светом, но что-то в них переключается и заволакивает тёмным огнём, способным испепелить не только телефон на столе, но и отправителя сообщения — на расстоянии. А вот я наблюдаю в парке за стайкой девочек-дошколят, гоняющих мяч, как заправские футболисты. Грязный мяч оказывается у меня на коленях, а маленькая кареглазая колдунья с извиняющейся улыбкой подходит, забирает мяч и делает несколько движений, как бы отряхивая грязь с моей одежды. Взгляд огромных глаз таит в себе не только извинения, но и предостережение: простишь, никуда не денешься. Маленькая ведьмочка! Спеша по делам, на Подоле сталкиваюсь со столетней старухой, которая что-то прошептала беззубым ртом и зыркнула на меня таким взглядом, что я мгновенно вспомнила всех киевских и некиевских святых. Удаляющаяся старуха продолжала бормотать текст, больше похожий на заговор, оставляя отчётливый аромат смеси трав, мыла и… ведьмачества.

Знакомясь с городом, я всё больше убеждалась, что не ошиблась: с Киевом и с киевлянками без нечистой силы явно не обошлось. Это подтверждают и классики. «Из логова змиева, из города Киева, я взял не жену, а колдунью», — писал поэт Николай Гумилёв после венчания с Анной Ахматовой на левом берегу. «У нас в Киеве все бабы, которые сидят на базаре, — все ведьмы», — подтверждает Николай Васильевич Гоголь в своей мистической повести «Вий».

Чтобы создать аромат для колдуньи, нужно самой немного ею быть. А так как я уже долгое время живу в Киеве, то постепенно впитываю эту особенность киевлянок, и мой именной аромат VICTORIA BREDIKHINA V — тому подтверждение. Он — это путешествие из прошлого в будущее и обратно, ольфакторная связь времён и городов, святости и нечисти. Композиция из нот ветивера, ванили, кедра, можжевельника, древесных нот и амбры — чем не колдовское зелье?

Меня постоянно притягивают мистические уголки Киева. И один из них — знаменитый Мост влюблённых, где парочки трогательно вешают замочки в знак своей крепкой любви. Это романтическое место изначально имело название Чёртов мост, ведь сюда прибегали отчаявшиеся влюблённые, чтобы свести счёты с жизнью. Говорят, их силуэты в определённые дни появляются на мосту и чего-то ждут. Это место у меня ассоциируется с ароматом VICTORIA BREDIKHINA Dark Fir — таким же тёмным и загадочным, плотным, маслянистым, смолисто-хвойным, но в то же время современным и очень «городским».

Писателя Михаила Булгакова и дом № 13 на Андреев ском спуске, где он родился, мистика окружает со всех сторон. Парапсихологи утверждают, что здесь можно увидеть дух писателя, тем более что часть окон выходит на легендарную Замковую гору. Похоже, именно сюда прилетала на шабаш ведьм булгаковская Маргарита, хотя в романе точное место указано не было. Её аромат — это VICTORIA BREDIKHINA Vpole! Темпераментный и многогранный, в сердце которого союз белого мускуса и амбры смягчается бархатной пряно-ванильной дымкой. Верхняя нота — благородная лаванда, которая придаёт всей композиции горьковатую свежесть.

Старинная ажурная Кокоревская беседка для двоих за Андреевской церковью — любимое место многих влюблённых, а сейчас — и моё. В ней с посетителями происходит замечательная иллюзия: открывающаяся неимоверная панорама Днепра кажется принадлежащей только вам двоим и дарит ощущение абсолютного счастья. Такое же, как и аромат VICTORIA BREDIKHINA Luna Park — ягодно-карамельное воплощение сладкой, громкой и беззаботной жизни! Композиция аромата включает ноты чёрной смородины, клубники, карамели и сладкой ваты.

Когда я хочу отвлечься от забот, мой путь лежит в одно из самых красивых и романтичных мест — ПущуВодицу. Я сажусь на трамвайчик № 12 и, прижавшись щекой к стеклу, наслаждаюсь неспешной поездкой. Проехав городскую черту, трамвайчик оказывается в таинственном лесном тоннеле, загадочном и красивом, напоминающем временной телепорт. Таких мест в Киеве много, ведь это город колдуний и ведьм, аномальных явлений и мистики. Мне уютно в нём, мне нравится быть немного колдуньей. И добавлять в него собственную колдовскую историю. В случае с Пуще-Водицей это аромат VICTORIA BREDIKHINA Indian Peach. Он очень лёгкий и романтичный, несмотря на то, что достаточно пудровый, сладкий. Эту сладость дополняют нотки персика, мускуса, ладана, амбры и сандала.