Эдуард Ёлкин — маэстро парикмахерского VIP-бизнеса Украины

В этом номере мы продолжаем рубрику «История украинских брендов». Ведущие рубрики — Наталья Каплун и Светлана Саламатова — рассказывают об известных успешных компаниях Украины, давно ставших брендами, и об истории их создания

Наталья Каплун и Светлана Саламатова

Наталья Гончаренко, основательница Международного клуба владельцев предприятий индустрии красоты и бизнес-школы Beauty Salon Boss:

«Эдуард Ёлкин — ироничный, умный, правдивый собеседник. Такой же и руководитель салона красоты! Требовательный к себе, требовательный к мастерам, администраторам и партнёрам. Один из немногих собственников, не просто досконально знающий технологии салонных услуг и психологию клиентов, но и умеющий передавать это персоналу.

Мне бесконечно импонирует философия Эдуарда: не нужно прикрываться творчеством, если ты просто не умеешь профессионально работать.

Сейчас в индустрии красоты такое время, что, открывая дверь салона красоты, испытываешь страх. Дефицит специалистов-профессионалов накладывается на дефицит собственников, разбирающихся в нюансах услуг и бизнесе. Дверь в салон красоты Эдуарда Ёлкина вы всегда будете открывать с радостью!»


Фото из личного архива Эдуарда Ёлкина

Эдуард Ёлкин — украинский бренд парикмахерского искусства, который сочетает в себе удивительный профессиональный талант парикмахера-стилиста и успешного бизнесмена. Эдуард — один из лучших и признанных мастеров Украины.

Недавно Эдуард был приглашённым экспертом в программе Beauty Business Bureau на Я-UA TV. И мы действительно наслаждались беседой с Эдуардом — не только как с профессионалом, но и как с интересным человеком.

На сегодняшний день Эдуард стоит на пороге открытия второго салона, но мы верим, что через короткое время во всех городах Украины мы будем иметь возможность найти сеть салонов Эдуарда Ёлкина и получить удовольствие от высококлассного обслуживания.

Успех Эдуарда показывает, что устойчиво развивающийся бизнес — это семейный бизнес. Когда твои близкие поддерживают, это помогает достичь невероятных высот.

НАЧАЛО НАЧАЛ

Сначала мной двигал случай

Мне всегда нравились лидеры и харизматичные люди. Но если эту харизму круто одеть и сделать красивую голову, то ей цены не будет. А как могло быть по-другому, если одна тётка работала в «шмоточном» магазине, а другая на «шмоточном» складе. Когда я в первый раз туда попал, то понял, где живёт коммунизм. А стричься мне нравилось всегда. К мастеру я приходил со своими идеями и принимал активное участие в процессе. Это было смело. Один раз родители со словами «Как ты мог, сын военного, сделать такую стрижку?» потащили меня стричься налысо. По дороге, видно, стало жалко, и мне сделали просто уродскую советскую стрижку.

Парикмахеров считал волшебниками: так лихо с ножницами обращаются! Все такие модные из себя! Но о профессии парикмахера я не задумывался. Мне казалось, что это не мужская профессия. Отец — военный, а я парикмахер? Несостыковочка. Я поступил в педагогический институт, сам толком не знаю зачем. Наверное, для родителей. Теперь преподавание меня преследует всю жизнь, а я пытаюсь сбежать. Часто поступают предложения преподавать. Иногда соглашаюсь. Но вот учиться мне всегда нравилось и нравится. Практически всегда где-то учусь. Работая в школе, попал на курсы парикмахеров фирмы «Світанок». Два занятия в неделю, полгода, практики почти ноль. Но было уже поздно. Я понял — МОЁ. Зарплата в школе в 90-е годы была около 10-12 долларов. Вермишель без масла — вот и весь Джейми Оливер. Это меня и подтолкнуло уйти из школы. Я сразу попал в салон. Это было зарождение Beauty Business. Так дорого, так загранично, а руки то всё ещё из одного места. Я понял, что нужна практика, и пошёл в простую парикмахерскую, где сто-пятьсот клиентов в час. Потом было ещё два салона. Из салона в салон не бегал. Был даже домушником, но, в отличие от вида «ДОМУШНИК Classic», я никогда не уводил клиентов домой. Всегда хотел уйти из дома. Так и сделал. Снял квартиру под салон — и понеслось… Тогда я ещё не знал, во что это выльется.

Фото из личного архива Эдуарда Ёлкина

СТАНОВЛЕНИЕ

Я вовремя понял, что творчеством нельзя прикрываться, как голый лопухом, боясь показать, что у тебя под ним

Что могли дать курсы «Світанок»? Но мне нравилась профессия. Наверное, для меня профессия — это как жена: первая от Бога, вторая — от людей. Преподавать, как говорят, у меня получалось, но именно парикмахером я познал чувство смертельной усталости, но с приятным привкусом. Вначале был страх. Он шёл передо мной. Ведь я сразу попал в салон красоты. Это всё только начиналось. Никто не знал, что это такое — салонный бизнес. Я стал современником становления стрижки как бизнеса. Именно в первом салоне я понял, что у меня две левые руки. Тут два варианта: либо их отбивать, либо набивать. Пришлось идти в простую парикмахерскую. Тут цены ниже, но и ответственности — ноль. Это развязывает руки. Страх большой цены уходит и не давит на руки. Директору, когда устраивался, я так и сказал, что пришёл набивать руку. Клиенты появились быстро. Некоторые, чтобы попасть без очереди, стали платить больше. Очень быстро я оброс клиентурой и ушёл в салон. Я хотел роста, красивого места, классной косметики, достойных коллег.

Мне повезло, что в моей жизни встретилось много нужных людей в правильных местах и в нужное время. Всё-таки кто-то меня ведёт за руку по жизни. Рядом были такие люди, с которыми не хотелось сидеть на месте. Это было время становления. Каждый раз я говорил: «Господи, куда я всё время лезу?» Но при этом лез, хоть и было страшно.

Новые техники стрижек появились, сотни оттенков в красках… Сплошная революция. Всё интересно: «А как ты делаешь эту оттяжку?», «А как ты делаешь мелирование?», «А что такое браш?». Вошло в обиход новое заграничное слово «креатив». «Что это?» — спрашиваю. «Типа… стрижка в движении», — отвечали новоиспечённые гуру парикмахерского искусства.

Всё же СЛУЧАЙ есть, и его нельзя пропустить. Главное — его разглядеть. Тогда я не понял, что это ОН, но согласился и поехал в Гамбург в академию одного известного бренда. К тому моменту у меня уже была своя парикмахерская, которую я с гордостью называл салоном красоты. Клиентов было много, и я начал вариться в собственном соку. Это был толчок к моему глобальному изменению. Я как ненормальный стал учиться всему и везде. Объехал много академий парикмахерского искусства в Европе. Одним из поворотных событий в моей жизни стало обучение в известной испанской школе Llongueras. Сам Лонгерас был другом Дали. Его креативные идеи снесли мне крышу. Это должна была быть франшиза, но появился салон Эдуарда Ёлкина.

ЗАРОЖДЕНИЕ БРЕНДА «ЭДУАРД ЁЛКИН»

Хороший парикмахер ещё не означает хороший бизнесмен

Надо чётко различать ремесло и бизнес. Парикмахер — ремесло, управление — бизнес. Надо сдать анализ на бизнес-принадлежность и решить для себя, кто ты. Можно быть успешным парикмахером и никаким бизнесменом. В своё время я думал, что, когда будет свой салон, я стану свободным человеком. Хочешь — идёшь на работу, хочешь — пряники ешь. Как я заблуждался! Салон — это когда ты себе больше не принадлежишь. Парикмахер пришёл домой, и выходной. А директор носит в своей голове тысячу идей, проблем, ответственностей. Хороший мастер заработает больше, чем плохой директор.

К сожалению, дела обстоят так: чтобы 4 человека работало, 6 должны крутиться вокруг и обеспечивать условия для работы. Директор, арт-директор, бухгалтер, администраторы, уборщица, в конце концов.

Жена пришла в бизнес, чтобы помочь с бухгалтерией, но так и осталась, взяв направление «косметология». Теперь она директор салона красоты.

Фото из личного архива Эдуарда Ёлкина

Ну а кем мог стать наш ребёнок, который с детства впитал с молоком матери формулы окрашивания клиентов. Так само по себе и произошло. Елена Ёлкина теперь занимается make-up и всем, что связано с лицом (пудровые брови, завивки ресниц и т. д.). И конечно, по традиции преподаванием. Теперь это её зона ответственности. Кем бы она ни стала и как бы ни сложились отношения с красивым бизнесом, это самый лучший вариант — знать всё изнутри.

Знаю точно, что семейный бизнес — испытание для семьи. Для того чтобы машины не сталкивались, есть правила и светофоры. У нас тоже есть правила и светофоры. Есть зоны влияния и зоны ответственности. Когда я работаю у кресла, ко мне подходить можно только в случае нашествия инопланетян. А запись без окон означает, что доступ к телу закрыт. Поговорить времени не хватает.

Назначаем время на работе, для того чтобы что-то спланировать и обсудить. Иногда это официальный документ со сроками и ответственным человеком. Но семейный бизнес, как я думаю, более гибкий. Дома стараемся о работе говорить по минимуму.

Самое главное для меня — это способность к профессии и командной работе. Пусть лучше чего-то не знает — научим, но если этот человек пишется с большой буквы Г, то и салону будет конец. Салон — это живой организм от уборщицы до директора. Если занести такой микроб — выест всё изнутри. Вот поэтому я рад, что все наши «я» в одном флаконе. Нам приходится регулярно брать анализы на профессиональную пригодность. Перед нами всегда стоит выбор: лечить или «резать к чёртовой матери, не дожидаясь перитонитов».

Сейчас очень модно говорить о личных брендах. Я никогда к этому не стремился. Но, давая салону своё имя, ты должен понять, что повесил доску жалоб и предложений с указанием лица, к которому эти жалобы и понесут. И кто его знает, что ждёт всех нас впереди, но я верю, что всё будет круто, ведь в наших руках КРАСИВЫЙ БИЗНЕС.

Киев, ул. Щекавицкая, 30/39
тел.: (044) 425-96-85, (067) 214-22-04
salon@elkin.com.ua
eduard-elkin.kiev.ua
Instagram: salonelkin
Facebook: facebook.com/salonelkin