Влада Каплин и Александр Панченко: во сколько обойдётся семейный адвокат или его отсутствие?

Редакция Cosmo Lady вместе с партнёрами-юристами открывает юридическую рубрику. Мы, конечно же, не сможем сделать Cosmo Lady вашим семейным адвокатом, но сегодня юрист Влада Каплин вместе с первым вице- президентом адвокатского объединения «Адвокаты Украины» Александром Панченко постараются помочь вам разобраться в важных семейных вопросах

Юрист Влада Каплин и первый вице- президент адвокатского объединения «Адвокаты Украины» Александр Панченко

В развитых странах Европы у каждой семьи есть семейный адвокат. А когда у каждой украинской семьи появится семейный адвокат?

Александр Панченко: К сожалению, у большинства нет достаточной зрелости в таких вопросах, условно говоря, мы не согласны платить до того, как случится беда. Юридический бизнес в Украине находится на достаточно высоком уровне. Фактически консультацию юриста или правовую помощь может позволить себе каждый. Также существует Центр бесплатной правовой помощи, который обеспечивает каждого нуждающегося в правовой консультации или представительстве.

Семейная практика — это очень интимная категория дел. Клиент доверяет адвокату самое тайное, что есть у него. Какая традиционная компетенция семейного адвоката? На какие темы наибольший запрос в юридической практике?

Влада Каплин: Компетенция семейного адвоката не ограничивается специфическими семейными юридическими вопросами. Мы понимаем, что к юридическому посредничеству в частном страховании, финансовом или трудовом праве частного лица общество и рынок ещё не созрели. Я редко встречаю случаи, когда договор на услуги школы или детсада мама показывает сначала семейному юристу. Предлагаю прежде остановиться на наиболее актуальных для украинской семьи темах, таких как брачный контракт, алименты, недвижимость, бракоразводный процесс и раздел имущества, усыновление, наследование семейного бизнеса, представление семьи в гражданских вопросах, покупка недвижимости, а потом уже поговорить о лечении, а также о контрактах с детским садом, школой, вузом.

Александр Панченко: Давайте начнём с семьи. Любовь, верность, преданность всегда равны ответственности под названием «брак». Брачный договор — считайте, что это лично вами выписанные правила вашей семьи. Но, чтобы в дальнейшем этот документ имел юридическую силу, составить его с соблюдением норм действующего законодательства может только специалист. Однако заложенная нам парадигма воспитания не позволяет «любить с корыстью», то есть по договору, — соответственно, европейцы ни за что на свете не станут строить свою жизнь без заранее выписанного и заверенного плана на случай «не получилось, не срослось». А ещё у партнёров могут быть дети, родственники, опекуном которых является один из партнёров в новом союзе, и в дальнейшем с этим могут возникнуть вопросы…

Юриспруденция присутствует во всех сферах человеческой жизни, с каждым вопросом вы не будете ходить на консультацию к юристу, а когда есть семейный адвокат, можно позвонить ему и в телефонном режиме получить консультацию, что часто и уберегает от ошибок.

Семейный адвокат может представлять интересы семьи также в бизнесе или других сферах?

Влада Каплин: Такие отношения семьи и адвоката регламентируются договором, где прописываются вопросы, в которых компетентен адвокат и которыми он будет для вас заниматься. Это не «шаблонный договор». Каждая история индивидуальна. Семейный адвокат знает достаточно, чтобы предупредить возникновение споров и решить юридические проблемы клиента. Наверное, правильно начинать семейную жизнь с подписания брачного контракта. В нашей стране это по ошибке считается «актом недоверия к любимому человеку». В период прогрессивного технологического развития ментальность населения коренным образом меняется, поэтому растёт правовая образованность. Со временем украинцы осознают, что брачный контракт — это гарантия для семьи, которая в случае развода обеспечит им мирные варианты решения той или иной проблемы без обид и непониманий и сохранит гармонию для воспитания детей.

Александр Панченко: В моей практике чрезвычайно много примеров, когда клиент, считая, что сам сможет отстоять себя в суде, доводил ситуацию до той черты, когда приходилось изобретать велосипед, чтобы разрешить её, а если бы в самом начале обратился к специалисту, решилось бы всё в несколько судебных заседаний.

Приведу пример: в бракоразводном процессе девушка представляла свои интересы сама и не указала в иске один из трёх важных вопросов — «с кем будет проживать ребёнок». Впоследствии отец забрал себе ребёнка и шантажировал её во время процесса раздела имущества. И никто не мог помочь, так как отец и мать имеют равные права на ребёнка, а определение места проживания ребёнка в суде может решаться и больше года.

Насколько широко используется в семейном праве досудебная негоциация?

Влада Каплин: «Плохой мир лучше хорошей войны» — гласит пословица. Хорошему адвокату просто необходимы навыки семейной медиации, чтобы уберечь стороны от длительного дорогостоящего судебного процесса. Благоразумие сравнимо с духом права, оно помогает избежать репутационных и финансовых потерь и, самое важное, бережёт здоровье. Так что семейный адвокат — это ещё отчасти и «семейный доктор».

Александр Панченко: Это довольно новый институт, который редко ещё используется коллегами и сложно воспринимается клиентами. В некоторых случаях это непонимание эффективности данного инструмента, но чаще это ущемлённые амбиции и обида, которые толкают клиентов на агрессивное разрешение споров.

Приведу примет: спор раздела имущества до обращения ко мне шёл больше двух лет. После того как были отстранены «советчики» и «консультанты», мы смогли выйти на мировую путём медиации сторон практически за месяц.

В межнациональных браках каких правил иностранной юрисдикции необходимо придерживаться?

Влада Каплин: Много украинцев выбирают себе партнёров за границей, позже возникает множество юридических нюансов относительно выезда за границу, смены места проживания, опеки над детьми, учёбы, приобретения иностранной недвижимости.

Александр Панченко: Несколько раз доводилось спешить на помощь женщинам, которые оказывались, по сути, заложниками собственной слепой веры, толики хитрости и глупой надежды на то, что у матери никто не посмеет забрать ребёнка. Нашумевшая история с двухлетним малышом: его мать — украинка, отец — подданный Королевства Дании, каждый из них считал, что сын имеет его гражданство, но оказалось, что это не так. И когда папа понял, что жена с сыном не хотят в Копенгаген, пошёл на преступление. Возможно, это было отчаяние, возможно, между супругами существовал острый конфликт… Всё это не важно, когда смотришь в глаза ребёнка, который не может понять, почему мама и папа готовы убить друг друга, а он в этой войне главный трофей.

Нельзя конкретно сказать, каким из законов или конвенций руководствоваться, каждый случай индивидуален, для этого и существует адвокатура, которая может оказать квалифицированную правовую помощь.

Беседовала Светлана Бойко