Мир женщины в картинах Акролесты

8 Марта неразрывно связано с историей феминизма, насчитывающей уже более 100 лет. Учредить этот день как символ солидарности женщин разных стран в борьбе за равные права предложила в 1910 году Клара Цеткин. Она полагала, что в этот день женщины будут устраивать митинги и шествия, привлекая внимание людей к проблемам женщин

С тех пор прошло более века. Феминистки всех цветов кожи и политических оттенков добились законодательного закрепления за женщинами таких же прав, как и за мужчинами. В XXI веке работа феминистического движения нацелена на то, чтобы эти законы исполнялись в полном объёме в демократических странах и были приняты во всех других. У феминисток XXI столетия работы едва ли меньше, чем у их предшественниц. Они занимаются борьбой против сексуального рабства, торговли женщинами и домашнего насилия. А вот праздник от митингов и шествий потихоньку отдрейфовал к застолью и дежурным букетам, когда мужчины раз в год рассказывают о том, какие женщины замечательные… чтобы утром следующего дня накрепко забыть всё сказанное на ближайшие 365 суток.

Но не будем о грустном. Праздник всё-таки.

Так что сегодня только котики-цветочки и RelaxArt из коллекции Акролесты. Котики, как правило, живут в домах. По улицам, особенно в марте, гуляют в основном коты. Мартовские. Цветочки тоже по случаю праздника перемещаются из ларьков и с клумб в домашние интерьеры.

Значит, с них и начнём.

В Древнем Египте богиней домашнего очага была Бастет, изображаемая в виде чёрной кошки. Довольно тощей. Но с тех пор прошло несколько тысяч лет, и «Дух уюта» на картине Акролесты явно прибавил в теле, да и оброс яркой рыжей шерстью.

Акролеста говорит: «Взаимоотношения полов подобны вальсу. Если оба решат быть ведущими, танца не получится. Нет ничего плохого как в феминизме, так и в том, чтобы довериться кому-то и позволить заботиться о себе. Когда перед нами стоит какая-то задача, решать её нужно оптимальным образом, используя сильные стороны каждого. Мужчины и женщины должны быть партнёрами в поисках компромиссного решения».

Компромисс, как решение, лишённое острых углов, выглядывает из каждой интерьерной картины Акролесты. Из пейзажа Orangeland, из «Планет детства». И даже домик «На краю света» стоит на каком-то шарике. Но Акролеста не была бы настоящей художницей, если бы сама не отрефлексировала, не поиронизировала над своими «округлыми» полотнами в картинах из другой коллекции — SmartArt. Над вездесущими «котиками» в картине «Котюрморт». Над страстью художников и зрителей всех эпох (мужского, разумеется, пола) к обнажённой натуре в картинах «В мастерской Питера Пауля Рубенса» и в «+18». Ведь до XX века ни фотоэротики, ни порнхаба не было. К тому же полотно с обнажённой Венерой или Афродитой — это прекрасное алиби. Заходит, например, жена в покои, где висит холст с голыми богинями, а муж и говорит: «А я что?.. Я ничего… Я тут о вечном, о божественном задумался…» Замечает Акролеста и нашу привычку видеть весь мир серым и скучным, боясь ступить за порог своей привычной «Комнаты» в яркий разноцветный мир. В мир, где живут прекрасные женщины, которые освещают его, как «Свеча», которые согревают и раскрашивают его в самые яркие цвета своими талантами, своей энергией, своей красотой, своей добротой и заботой.

Гертруда Стайнова