Екатерина Кравченко: Гнездо любви

Тема летняя, актуальная, ведь когда его вить, если не жарким летом, когда белоснежные шёлковые платья невест струятся длинными шлейфами надежд и обещаний. Сколько написано о браке, узах, свободе, союзах, что всего и не перечесть. Известно лишь одно: каждой твари по паре вроде бы обещано. Но не у всех эта формула срабатывает. Кто-то ищет партию для души, а кто-то — для решения своих вопросов. Кто-то верит в любовь, потирая седину на висках, а кто-то думает, что любовь — это архаизм, придуманный романтиками для развлечения. Поколения меняются, а с ними и ценности, подходы и картина мира в целом. Классику читают всё меньше, а блогеры активно засевают поля пустопорожними текстами, за которыми ничего нет, кроме комплексов, нарциссизма и корыстных мотивов. Актуально ли по сей день размышлять о лебединой верности и не превратилось ли гнездо любви в осиное? Посмотрим…

Внучка приехала проведать свою старенькую бабушку в село. Долго не хотела ехать, спорила с родителями, мол, там скучно, одиноко, нет вайфая и вообще тоска зелёная. Но мама сказала: «Всем в сад!» Значит, всем в сад. Ягоду собирать, восполнять запасы витаминов, дышать свежим воздухом и мозги проветрить там, где засорилось, а то и опустело. Приехала надутая, на столичном пафосе, готова в пух и прах разбить местную сельскую молодёжь, которой оказалось не так уж и много. Местный клуб зиял оконными дырами, там давно не было первых танцев, первых поцелуев и тех самых встреч, которые на всю жизнь и в горе, и в радости.

Бабушка, не зная, как развлечь внучку, поставила на стол пироги с малиной, налила тёплого молока и достала старые фотографии. Та нехотя присела на край стола и искоса поглядывала на трясущиеся снимки в руках старушки. Ей было непонятно, как можно смотреть фото не в телефоне, не в «Инстаграме» и какая их ценность, если их нельзя лайкнуть или тотчас же ими поделиться… и так же без промедления забыть уже через секунду.

«Вот это твой дедушка Иван. Мы с ним познакомились на полевых работах в колхозе», — начала свою историю бабушка. Внучка без лишней тактичности кривила нос и пренебрежительно делала участливый вид. «А вот жила бы ты в Киеве, бабуля, нашла бы себе богатого жениха, захомутала бы его… И жили бы мы все долго и счастливо», — заявила она. Глаза бабушки потускнели на мгновение, а потом вспыхнули огоньками: «Так ведь любовь у нас была. Какая разница, где ты встретишь свою любовь? Мы были счастливы с ним. Пели песни, работали, помогали друг другу, делили кусок хлеба на всех, а после работ шли к пруду, разжигали костёр и купались под луной. И не было большего счастья, чем те мгновения». Внучка, которая, кроме бассейнов пятизвёздочных отелей во время отдыха с родителями, ничего больше в жизни не видела, неустанно морщила нос: «Ночью? Купались? В пруду?» — «Да, внученька. Помню, как он мне сказал: «Пока сияет солнце, я с тобой, моя любовь, надежда и отрада». — «Сейчас эта вся романтика никому не нужна, бабушка. У вас тогда не было ничего, вам приходилось выбирать, кого придётся. А был бы у тебя выбор, ты бы выбрала себе выгодную партию. Чтобы и с машиной, и с квартирой, и с бизнесом, чтобы носил на руках и подарки дарил, как вон нашей Таньке из дома». — «Так ведь купили мы потом коня и повозку. И на руках домой нёс, когда сил совсем не было, и даже по дому сам всё убирал, когда мамой я твоей беременная была. Нам кроме любви и уважения друг к другу ничего не нужно было. А о глупостях и думать-то некогда было», — пыталась оправдаться бабушка.

Но зияющая пропасть между этими мирами была настолько велика, что у бабушки накатились слёзы. «Понимаешь, внученька, деньги — дело наживное, а на руках тебя носить будут от любви, а не от денег. Твой дедушка до последних своих дней мне ромашки приносил, хоть их полно росло повсюду. Мы клятву перед Богом давали быть вместе и в горе, и в радости. И на тех, кто был богаче, никогда не оглядывались. Потому счастье и сохранили. Радовались тому, что имели, и рука об руку шли до конца».

Внучка демонстративно выхватила снимок из рук бабушки и сделала фото на телефон. «Вот сейчас я вас запощу и посмотрим, сколько лайков вы соберёте. Только ненадолго, а то у меня по контенту это фото в оформление «Инстаграма» не вписывается. Всю картину портит. Выбираться тебе из села нужно, бабуля, тогда и мне не придётся в этой дыре каждое лето с тобой торчать. Пойду на яблоню залезу, чтобы 3G поймать», — выпалила она и выскочила за дверь.

Бабушка сидела в тишине и, не моргая, смотрела куда-то в стол. На нём лежали снимки её счастья, её судьбы, драгоценные отпечатки лет, которые она хранила бережно и с любовью. В то время сделать фото было непросто, да и альбомов не было, чтобы хранить. Поэтому сшила белый мешочек из простыни и вышила его розами по канту. В руках дрожало фото любимого Ивана, и она бы всё отдала, чтобы хоть раз ещё прильнуть к его груди, обнять и подышать этим мгновением.

Прошло две недели. Внучка переоделась в старое мамино платье, которое бабушка достала с чердака, чтобы не испачкать свои гламурные вещи, которые так и не пригодились. Уплетая за две щеки спелые абрикосы, она стояла у плиты, помешивая варенье в чугунной миске. В воздухе пахло дождём и дымом от тлеющего костра. «А на кого похожа моя мама?» — спросила внучка. «Мама — вылитая твоя прабабушка, а вот ты — одно лицо с моим любимым Иваном. У тебя его глаза и подбородок. И волосы густые, золотые, как лучи солнца. Тебе бы ещё сердце его…» — сказала бабушка и замолчала.

«А как это — любить?» — спросила как-то перед сном внучка. «Любить легко и сложно одновременно, — ответила бабушка. — Любить — значит жить в согласии со своим сердцем и выбирать для себя лучшее в этой жизни. И речь идёт не о деньгах, которые не спасли ещё ни одну любовь, а о доброте, терпении, уважении, радости, нежности и поддержке. Любить — значит каждый день прилагать усилия, чтобы не отступить от выбранного пути. Это означает оставаться верной себе и своим чувствам, а также человеку, которого ты выбрала. Любить — значит выбирать себя и свои ценности и дарить их ежедневно любимому в самом лучшем виде. А ещё любить — значит желать для близкого самого лучшего и делать себя лучшей каждый день для него. Заботиться, прислушиваться, радовать в моменты грусти, помолчать, когда нужно и когда слова лишние». Бабушка бы ещё многое поведала об этом чувстве, но заметила, что внучка крепко спит.

Зазвонил бабушкин телефон. Звонила мать, обеспокоенная тем, что дочка не на связи и не берёт телефон. А ведь должна быть! 24 часа в сутки! Как собака на привязи, с телефоном в руках! Такая дань современным технологиям и такая псевдосвобода. «Да она с черешни не слезает весь день, — оправдывалась бабушка. — Сидит там с Сашей с соседней улицы уже час, всё никак не оборвут ягоду». — «С каким ещё Сашей, мама, о чём ей там с ним разговаривать? Гони её домой, и пусть срочно перезвонит. Скоро в Киев ехать».

«Бабушка, он такой смешной! Такой глупый и смешной! Смотри, он мне сплёл маленькую кошёлку. Своими руками! Прямо у меня на глазах! А руки-то у него грязные, ходит в одних шортах, ну совсем как голодранец. И сильный такой! Одной рукой меня с дерева снял», — щебетала внучка. Бабушка улыбнулась и напомнила о телефоне и мамином звонке. «Да я потом перезвоню, мы ещё на озеро сейчас сбегаем, Саша мне лебедей обещал показать! У них там гнездо и яйца, представляешь?» — пропищала внучка и стремглав выскочила за дверь.

Прошло ещё четыре дня. Саша починил бабушке калитку, а внучке сплёл соломенную шляпку, чтобы прятала свои веснушки. Ягода была оборвана, а баночка свежего варенья отставлена в сторону новому другу. Вода в озере оказалась тёплой и совсем не грязной, как и руки Саши. А лебединое гнездо было главной темой разговоров, как и Сашины рассказы о лебединой верности. «Посмотри, бабушка, мы селфи сделали с Сашей. Только я подумала и решила, что не буду его постить, а то ещё сглазят и позавидуют. Я его сохраню в секретной папке, в телефоне. Он симпатичный, правда? И такой добрый. Обещал приехать в Киев. Как думаешь, приедет?» — спросила и разрыдалась.

Бабушка нежно обнимала свою внучку, вручив ей две корзины баночек с вареньем и свежей ягодой. Мама навезла из Киева импортных продуктов и впопыхах собирала дочку домой, которой совсем не было времени этим раньше заняться. «Ба, а дай мне фото своё с дедушкой, я сфотографирую и буду хранить в той же папке, что и Сашино. И передай ему записку, когда я уеду, а то я его с утра так и не дождалась, а уже надо ехать», — попросила внучка. Лёгкая грусть сквозила на её юном личике, голос был слегка напуган и тревожен. «Ну это она по столице соскучилась, — парировала мать. — Не грусти, малыш, мы тебе новый iPhone купим и к Ане отвезём! Там у её брата новая машина! Очень полезное на будущее знакомство!» Внучка молча вышла из дома.

Саша задержался, ухаживая за маленькой сестрой, которая ушибла коленку и цепко обвивала шею брата, непрерывно всхлипывая. Посадив её себе на шею, он максимально быстро устремился к бабушке. Дойдя до поворота, он увидел вдалеке столб пыли из-под колёс новенькой Audi. Бабушка молча, по-доброму улыбаясь, отдала записку и корзинку с баночкой варенья. В воздухе повисла тишина. Он развернул записку: «Пока сияет солнце, я с тобой, моя любовь, надежда и отрада. Ты только не забудь, хороший мой, я есть, я здесь, я буду с тобой рядом…»

Самое интересное, что чаще всего любовь приходит, когда её совсем не ждёшь. Отъявленные циники утопают в чувствах и меняются на глазах, когда их сердце тает от ласкового касания. Бабники перестают быть бабниками, а отпетые негодяи берутся за ум, да так с душой, по-настоящему. Одинокие волки с трепетом качают на руках своих малышей и готовы порвать за них любого, а эгоисты спрашивают по сто раз на день: «Что ты ела?», «Как себя чувствуешь?» и т. д. Магия любви непобедима! Ни злом, ни деньгами, ни разлукой. Её, как истинный душевный оргазм, ни с чем не спутаешь, ни на что не променяешь. Любовь творит чудеса, а влюблённые вьют свои гнёзда! Осы — ядовитые и опасные, а лебеди — надёжные, выстеленные пухом и уютные. И дело вовсе не в гнезде, а в том, чьё оно и для кого!

Всем любви! С уважением,
ваша одинокая волчица Катруся Кравченко