Екатерина Кравченко: На волнах метамодерна

Если вам кажется, что мир сошёл с ума, помните: мы просто плещемся в бескрайнем море метамодерна. Новый мир, в котором мы все теперь живём, встретил нас на пороге изжившего себя постмодернизма. Современная культурная ситуация, в которой выросло целое поколение людей, лишённых искренности и ангажированности модерновых идеологий и впитавших постмодернистскую иронию с молоком матери

Эти люди — мы с вами, которые давно выработали иммунитет к деконструктивному климату конца двадцатого века. Не все сегодня способны осознанно понимать новые реалии сквозь напыление старых ценностей, убеждений и нарративов. Но мы постараемся «навести резкость» через метамодерн — глобальный культурный процесс, характеризующийся «колебанием» (осцилляцией) между двумя противоположностями (модерном и постмодерном, например) и одновременностью их использования.

Метамодернизм — одна из попыток на сегодняшний день определить актуальную культурную реальность. Термин был предложен ещё в 2010 году двумя голландскими философами-теоретиками Тимотеусом Вермюле ном и Робином ван ден Аккером.

Соглашусь с философами древности, которые утверждали: «Кто сомневается — тот мыслит». Пророки нашего времени. Не о том ли колебании шла речь, которое сегодня стало естественным порядком в мире. Движение любой мысли и идеи ныне осуществляется между диаметрально противоположными крайностями, где каждая из них имеет право на жизнь.

Хаос приобрёл особую значимость, поскольку определяется в наше время намного большим потенциалом, нежели порядок и сохранение устоявшихся принципов. Вся творческая энергия сконцентрирована в способности максимально выходить за рамки, бросать вызов привычному и генерировать новое. Сегодня мы ностальгисты и футуристы одновременно. Художники смело берут на себя поиски истины, так же как наука стремится к поэтической элегантности. Наша реальность похожа на каламбур мистических совпадений и закономерных случайностей, где даже ошибка способна порождать новые, ранее неосознанные смыслы.

Соединение полярностей стало новым трендом. «Я есть это, я есть другое, я и это, и другое одновременно» — классическая аффирмация системного моделирования и новых системных практик. Метамодерн предлагает прагматичный романтизм, свободный от какой-либо идеологии. Постоянное движение за пределы привычных границ и получение всего опыта, который между ними: от иронии к искренности, от наивности к пониманию, от оптимизма к сомнениям и от сомнений к истине. Главное — не останавливаться и непрерывно осциллировать!

Что поднимает метамодерн над другими парадигмами? Вспомним поляризованные идеи модерна с его жёсткой идеологией и метанарративами, под которые подгоняли всех и всё! Человек был всего лишь стройматериалом для великих строек. Яркий пример — советское общество, которое тесало всех под один образ «надёжного товарища» и жёстко расправлялось с неугодными во времена сталинизма. Модерн породил яркие утопии и антиутопии, при этом оставив в раненной душе человечества след от сапог тоталитаризма, фашизма и прочих радикальных явлений. Человек — это непостоянная, творческая система, его невозможно вписать в жёсткие рамки, поэтому эпоха модернизма изжила себя, и человечество вырвалось на свободу с чётким намерением отойти от правил и навязанных догм, которые для многих стоили жизни! Модернизм замахнулся и на Бога, поставив во главе материальный мир. Духовное порицалось, как и развитие индивидуальности, ибо несло угрозу системе. Вместе с тем мы получили атомную энергию, электронику, химическую промышленность и квантовую физику.

Две мировые войны стали апогеем модерна, показав, что стройки века и война ради эфемерных, чьих-то монархических идеалов — это далеко не всё, для чего стоит жить. И мир ворвался в объятия постмодернистского настроения. Французский социолог Жан Бодрийяр назвал этот процесс созданием так называемых симулякров — бесконечных копий, где оригинал навсегда потерян. Суррогатные знания и подмигивания тем, кто в теме, — теперь стержень нового культурного наследия, срисованного с руин старого мира. Карикатуры и повсеместные компиляции ссылок и цитат стали основой любого произведения, стремясь заменить смысловую пустоту. В попытках декомпрессировать травмы прошлого социум превратился в сплошную психодраму, где это прошлое отыгрывалось во всевозможных жанрах. И если модерн пытался превратить индивида в «массового человека», то постмодерн начал дробить и деконструировать общество до индивида.

Понятие истины вообще потеряло любой смысл, а любую догму можно было оспорить. Любые нарративы вызывали дикое отторжение. У индивидуума появилось личное мнение, и, конечно же, таким обществом стало намного сложнее управлять, а уж тем более в императивном стиле. Либеральная демократия стала венцом постмодерна, закрепив права человека как основную и главную ценность. Вместе со всем этим мы получили эпоху тотального стёба, общество потребления, цитаты, заимствования, творческие метания и бесконечную рефлексию.

Тогдашняя глобализация, увы, не сделала мир единым, а информационные технологии хоть и помогли выстраивать коммуникацию, но при этом заразили наш мир новыми болезнями и поляризацией в том числе. В таких условиях нас начало качать со стороны в сторону. У многих земля начала уходить из-под ног, и пока думать об этом не было ни сил, ни времени, общество занималось вопросами выживания в новых условиях без ориентиров, идеологий и смыслов извне.

Так и появилась парадигма метамодерна, которая, по сути, учит этому колебанию, утверждая, что это норма и необходимая мера для духовного и в целом человеческого развития. Метамодерн рассматривает культуру как один общий поток смыслов, которые являются частью общей истины, где каждая из них самодостаточна и имеет право на жизнь. В метамодерне можно получать удовольствие от всего, что откликается в ваших головах, и не быть приверженцем только попсы или классики, а того и другого одновременно. Это эпоха меломанов и искателей, творцов и гуру, людей, чувствующих, что истина где-то посередине, и неустанно ищущих её за пределами всевозможных и известных на сегодняшний день границ знаний и воображения.

Человек подобен маятнику, который постоянно мечется между двумя крайностями, стремясь к балансу, но так и не находит его никогда. Этим объясняется непостоянство человеческой природы, благодаря которому, эволюционировав, мы сформировали бесценный предохранитель от крайностей в виде Гитлеров и прочих сложностей. Пока ты этого не осознаёшь, пока тебе это кажется отклонением от нормы, мы вешаем ярлыки «непостоянства» и «расшатанной психики». Ведь нас воспитывали с ориентацией на стабильность, предсказуемость и понятность. Но как только колебания принять за норму — можно рассмотреть множество возможностей и ресурсов. На мой взгляд, все гениальные мысли возникают на пересечении разных, часто полярных точек зрения.

Искусство метамодерна стремится к многомерности, стараясь наделить произведения глубиной и смыслом. Соединение иконописи и современного искусства используется для актуализации экологических, личностных и гуманитарных проблем. Картины эпохи Ренессанса украшены смешными смысловыми мемами, классика интегрируется в жёсткие современные ритмы рока и техно. Различные миксы, компиляции, коллаборации непрерывно выходят за рамки и генерируют новые смыслы в поиске неуловимый истины.

Политика тоже всё больше включает в себя культурологический аспект. Медиа и интернет-технологии становятся площадкой не только для общения простых людей, но и для взаимодействия между институтами. Это со временем может совсем изменить политическую систему, лишив её элитарности и привычных маркеров. Человек без политического бэкграунда сегодня легко может занять пост президента, и кому, как не нам с вами, это видно воочию. Всё это благодаря эпохе относительности или, как мы её ещё называем, — метамодерна.

Практика осцилляции (раскачивания) производит ощутимый побочный эффект — она даёт понимание того, что ты стационарно не связан ни с одним явлением, не отождествлён ни с чем. Путь индивидуальности — наблюдать эти раскачивания, но не делать своим пространством траекторию их колебания.

Метамодерн избавляет нас от идеологических зависимостей. Когда человеку больше не нужны общие метанарративы, им сложнее манипулировать. Метамодерн — это способ стать личностью. В метамодерне людям открывается полнота культуры, потому что можно без иронии и невежества воспринимать всю музыку, литературу, игры и фильмы, ведь в метамодерне нет высокого и низкого, а есть единый поток, где важен каждый элемент. Субъект, культура, политика, философия сливаются в одно постоянно движущееся целое. По мнению психологов, которые ежедневно сталкиваются с парадоксами нового времени, у метамодерна есть ряд особенностей, принятие которых значительно облегчает жизнь. Новая искренность как главная валюта и главная слабость метамодерна. Потому что можно всё, но в этом и уязвимость. Далеко не все готовы принимать всё таким, каким оно есть.

Никакой стабильности и перманентного прогресса — каждый день новый мир, новые правила. Это даёт неимоверно много пространства для творчества, но многие не успевают за тем, как быстро эти правила меняются.

Никаких универсальных рецептов, любой рецепт, который помогает достичь успеха одним, вам совершенно бесполезен. Всё хорошо, что хорошо для вас, и никто, кроме вас, не знает, что для вас лучше.

Никаких героев. У каждого своя история побед. Каждый сегодня — личность на том или ином уровне развития. Каждый второй считает себя гуру, а свой опыт — уникальным и особенным. Герои создают себя сами по всем известным алгоритмам построения персонального бренда, а признаки их героизма часто довольно субъективны. Но им это нравится, а посему ничего не остаётся, кроме как наблюдать и принимать. Само понятие «герой» размыто и давно выведено за границы исторической смысловой формы.

Никакого обнуления прошлого. Любое событие, которое произошло с вами, — теперь ваш бесценный опыт, даже если он был неудачным или болезненным. Прошлое невозможно стереть и переписать, но в нём можно найти ресурс, радость, победы… и этим наполнить свой чемодан. Полная свобода выбора фокуса для внимания. И конечно же, персональная ответственность за содержимое вашего багажа.

Успех сейчас не в союзе подобных, а в союзе разных. Чем больше разницы, тем выше может быть результат. Чем шире качается маятник между вами, тем больше горизонта и нового вы постигаете. Через принятие, конечно же. Поэтому быть разным означает быть ближе к успеху. Иное нынче вызывает интерес вместо отторжения, любопытство вместо осуждения и непонимания. И именно это является зоной для роста.

Разрушение парадигмы страдания и наказания. Весь ваш опыт — это сплошные возможности. И всё, что происходит, мы сейчас принимаем, поскольку это позволено. Нет морально-этического кодекса и запретных тем. Информационная революция стёрла все рамки, все поводы для стыда и показала, что можно по-разному смотреть на вещи. Система советского порицания потерпела крах, оголив публично всех и установив новые стандарты. Точнее, даже не стандарты, а новые границы, до которых нам предстоит ещё добраться.

Разрушаются фанатические паттерны поведения. Насыщенное информационное поле не позволяет сконцентрироваться ни на одном идеологическом движении или смысле. Симпатия к чему-то одному рано или поздно меняется на другую симпатию. Поэтому теряют популярность партии, секты и прочее. На их смену приходит горизонтальная система коммуникации: сообщества по интересам, комьюнити, клубы, социальные сети, профессиональные лиги. Большие преобразования делаются не государственной вертикалью, а сетью людей. С одной стороны, трудно избежать стратегических ошибок и сложно контролировать этот процесс. А с другой — это наши реалии, и их надо принимать.

Таким образом, наша страна с постсоветским менталитетом вдыхает полной грудью ветер перемен. Абсолютно постмодернистская по своему устройству Украина столкнулась с системными кризисами и вынуждена эволюционировать.

У нас достаточно хорошо умеют сегодня имитировать ценности и менять всё, чтобы не менять ничего. Слово «популист» давно стало ругательным, расколотая и невротизированная Украина учится выживать в хаосе. Однако в стране давно сформирован запрос на качественные реальные перемены в экономике и социологии. Мы хотим большего, мы ищем реальные смыслы существования, которые пока некому удовлетворять. Разумных концепций развития страны нет, а те, которые предлагаются профильными институтами, активно саботируются политиками, которые, видимо, не до конца понимают, что их время на исходе.

Ни лидеры общественного движения, ни власти не способны сегодня предложить объединяющую страну идеологию. «Европейский путь» — ширма, как и политика «Возврата к корням». Можно надеть вышиванку и спеть гимн, но этого недостаточно. Куда значимее реформировать основные ветки власти, пересмотреть налоговую политику и создать внутренний сильный рынок. Но за это попросту некому взять ответственность. Вся власть, как груша, висит на единой пуповине, и любая реформа эту пуповину обрезает. Страна, как мать, при этом выживет, конечно же. Вопрос лишь в том, готова ли она зачать дитя нового поколения или продолжит вынашивать паразита, более 20 лет сосущего её кровь.

Ну и, безусловно, основная изюминка метамодерна — это ответственность каждого человека за свою жизнь. Что мы можем сделать сегодня для успешного сценария в будущем и для страны, и для каждого из нас? Как минимум остро поднимать тему стратегических государственных целей, максимально активно участвовать в горизонтальных объединениях и благотворительных организациях, помогая на местах. Ведь главный капитал — это люди и связи с ними, построенные на добровольной основе и общих интересах. Не участвовать ни в каких дискуссиях и провокациях, которыми нас пытаются разъединить, ибо это возврат к прошлому, он выгоден исключительно тем, кто с этим прошлым никак не распрощается. Любую видимость решения проблемы высмеивать, применяя осцилляцию, добиваясь честности и прозрачности.

Мир стал единым организмом, где мы, миряне, его весомые звенья. Поэтому будьте максимально мобильны и не обрастайте вещами. Материальная эпоха канула в Лету. Обеспечьте себе достаточный комфорт и формируйте новые ценности. Вкладывайте деньги в себя, инвестируйте в знания, изучение языков, путешествия, таланты. Ведите здоровый образ жизни и экологично относитесь к пространству и друг к другу. Читайте и постигайте новое. Интересуйтесь искусством и политикой других стран. Образовывайтесь, и тогда вас невозможно будет обмануть и одурачить.

Метамодерн — это нечто новое и всё старое, вместе взятое. Это интеграция опыта и умение делать выводы. Это всегда многомерность восприятия и умение смотреть на вещи под разными углами. Это смелые «Что?», «Как?» и «Почему?», для которых надо подумать, включиться, почувствовать, решить, а потом поддать своё решение беспощадным сомнениям. Это принятие — как основа счастья и покоя. Эти колебания — как основа развития и поиска истины, без которой нельзя. Это вызов. И мы должны его принять с радостью и вдохновением. Или не принять. Всё зависит от настроения и силы осцилляции! А штормит ведь неслабо!..

С уважением и любовью,
ваша метамодернистка Катруся Кравченко

Фото: Кристина Лемм
Telegram: @kristina1emm
Instagram: kristina.lemm
Стиль, визаж: Катруся Кравченко